МИ-5 и "Три мушкетера": как джихадистов сумели заманить в ловушку

Четверо британских исламистов, задержанных в результате тщательно разработанной спецоперации, были признаны виновными в подготовке крупного террористического акта в Бирмингеме. Как установил суд, если бы джихадистам, называвшим себя в интернет-чатах "Три мушкетера", удалось осуществить свой замысел, это бы, без сомнения, привело к большому числу человеческих жертв.

Вот только в действительности ничего подобного не было и близко.

Вся фирма от начала до конца была выдумкой, фейком, а вся ее официальная деятельность - не более чем ширмой.

Ее руководитель был работающим под прикрытием агентом из команды спецпроектов полиции Западного Мидленда.

Настоящим занятием Hero Couriers была поимка джихадистов.

Хроника самых громких терактов за последние 10 лет в Британии Как Бирмингем стал столицей джихадистов Британии Можно ли остановить водителя-террориста? Есть ли связь между Рамаданом и терактом в Лондоне?

В ту пятницу Винсент дожидался своих коллег из МИ5, чтобы поставить "жучок" на машину подозреваемого.

Однако сотрудники МИ-5, проводившие то, что на бюрократическом языке описывается тусклым термином "техническая операция", нашли в автомобиле, принадлежащем Навиду Али, то, что совсем не ожидали найти: пистолет, самодельную бомбу и здоровенный мясницкий нож, с выцарапанным на нем словом "кяфир" - "неверный".

В начале 2016 года Али попал в поле зрения контртеррористического отряда полиции Западного Мидленда - объединенной команды специализированных детективов и их коллег из внутренней разведслужбы МИ-5.

Али и Хобейб Хусейн жили в соседних домах в бирмингемском районе Спаркхилл.

Оба они были уже давно и хорошо знакомы следователям.

Ранее они уже отсидели в тюрьме за посещение тренировочного лагеря "Аль-Каиды" в Пакистане и, по имевшейся информации, года за решеткой никак не поменяли их мировоззрения.

И вот, в очередной раз они превратились в "лиц, представляющих интерес для следствия".

За большими красными дверями в офисе Hero Couriers в центре Бирмингема Винсент и его коллеги безотрывно наблюдали за ними.

К тому моменту Hero Couriers (дословно - "Геройские курьеры") вела свою деятельность уже почти четыре года. У нее были все атрибуты настоящей курьерской компании - минивэны, фирменный логотип и даже якобы головной офис в бизнес-центре в Вулвергемптоне.

Но все это было фикцией.

У фирмы не было клиентов, она не занималась никакой доставкой. Она существовала исключительно для слежки за подозреваемыми в терроризме.

"Дайте нам стать вашим героем! - говорилось на их вебсайте. - Открыты вакансии!" Все это было лишь наживкой, призванной заманить в ловушку потенциальных джихадистов.

Хобейб Хусейн и Навид Али находились в поисках случайных заработков. Если бы их удалось заманить на работу в Hero Couriers, то полиция и МИ-5 получили бы доступ к их машинам, на которые потом можно было бы установить "жучки".

Хусейн первым проглотил наживку. 25-летнему исламисту платили по 100 фунтов за каждый день работы. Всего таких дней было девять: четыре поездки в Манчестер, три поездки в Лондон и еще две в Лутон.

Али, следующий нанятый в фирму работник, вышел на свою первую рабочую смену 26 августа 2016 года.

Винсент уговорил 29-летнего Али оставить свою машину в гараже компании, пока тот будет в командировке в Лондоне. Во время его отлучки МИ5 должна была установить подслушивающее устройство на его автомобиль, а также - если позволит время, - тщательно обыскать его.

На тот момент никто не рассчитывал найти в машине какие-либо улики, однако один из агентов обратил внимание на разноцветный пакет из магазина спортивной одежды JD Sports, засунутый под водительское сиденье.

Раскрыв его, детективы обнаружили большой мясницкий нож, пистолет, патроны для дробовика и самодельное взрывное устройство, изготовленное из обрезка трубы, запаянного с двух концов.

Это стало полным шоком.

"Признаюсь, я был страшно напуган и мне потребовалось некоторое время для того, чтобы взять себя в руки и вспомнить всё, чему меня учили на курсах", - рассказал во время судебного заседания один из анонимных агентов МИ-5, дававший показания из-за плотной шторы.

Агенты МИ-5 покинули офис Hero Couriers, и Винсент остался наедине с оружием, ожидая прибытия армейской команды по обезвреживанию взрывных устройств.

Некоторое время спустя Али вернулся на Флоренс-стрит, где располагался офис Hero Couriers, где его уже ждали. После того, как он припарковал машину, он был арестован по подозрению в терроризме. На допросах Али молчал.

Еще несколько часов спустя был арестован и Хобейб Хусейн.

Вместе с ним в следственном изоляторе оказались и двое других - Мохибур Рахман и Тахир Азиз, оба из Стоука. При аресте Азиза полиция обнаружила большой меч в самурайском стиле, помещенный сбоку от водительского кресла в его машине.

В то же время отряд саперов работал на Флоренс-стрит.

Несмотря на возникший сперва испуг, всё постепенно начинало выглядеть как отлично выполненная работа.

Саймон Хасси, руководитель команды полицейских, работающих под прикрытием, направил поздравительное сообщение Винсенту и его коллегам:

"Абсолютно первоклассная работа сегодня - ваша и вашей команды. Отлично исполнено. Только что вышел с брифинга, и все очень довольны. Надеюсь, вы насладитесь совершенно заслуженным пивом в эти выходные... Даааааа, парни, это класс".

Как оказалось, пистолет был бутафорским - однако бомба была вполне настоящей, хотя и не была подключена к детонатору. Сканирование показало, что внутри запаянной трубки находится порох и заряд картечи с каждого конца. Если бы изготовление этого устройства было закончено, оно вполне могло сработать.

Всем четверым подозреваемым были предъявлены обвинения в подготовке террористического акта - за что предусматривается пожизненное заключение.

Из них все кроме одного были уже хорошо знакомы с британской правовой системой.

В 2011 году Али и Хусейн тайно покинули свои дома в Бирмингеме, отправившись в лагеря подготовки боевиков "Аль-Каиды", затерянные где-то в пакистанских горах.

Их мечта стать героями-моджахедами привела их жизни к неминуемой катастрофе.

Когда заряд батарей в их мобильных телефонах, а вместе с ним и сила сигнала в захолустном лагере стали падать, они позвонили своим матерям.

Читайте также

Теракты в Лондоне: как полиция может изменить тактику Теракт в Манчестере: дальнейшие шаги полиции и спецслужб Молодые мусульмане в Британии - агрессоры или жертвы?

Их потрясенные и разъяренные родители нашли дальнего родственника в Пакистане и уговорили его разыскать бежавших сыновей и усадить их на первый же рейс назад в Англию.

По прибытии они были немедленно препровождены в камеры полицейского управления Западного Мидленда. Вскоре им были предъявлены обвинения в подготовке террористического акта.

Однако когда два года спустя, в 2013 году они вышли на свободу, в их взглядах и намерениях едва ли что-то изменилось.

Отбывая срок в тюрьме Белмарш, расположенной на юго-западе Лондона и считающейся одной из самых охраняемых в Британии, они познакомились с Мохибуром Рахманом. Он был осужден за хранение материалов, пригодных для совершения теракта, и пособничество группе неумелых террористов, предпринявших неуклюжую попытку взорвать Лондонскую фондовую биржу.

Позднее Рахман познакомил своих новых бирмингемских друзей с четвертым обвиняемым на суде по делу Hero Couriers - Тахиром Азизом.

Живший в Стоуке Азиз, хотя прежде и не представал перед судом, состоял в местной ячейке сети "Аль-Мухаджирун" ("Эмигранты)", возглавляемой радикальным мусульманским проповедником Анджемом Чоудари.

Кто такой Анджем Чоудари, и как ему наконец заткнули рот

Али возвращался за решетку дважды - в обоих случаях за нарушение правил своего условно-досрочного освобождения, запрещавших ему вступать в контакты с другими людьми, рассматриваемыми как угроза для безопасности страны. В итоге он был окончательно освобожден в марте 2015 года - и Служба безопасности продолжала наблюдать за ним.

В конце весны 2016 года детективы пришли к заключению, что Али, Хусейн и Рахман требуют к себе первоочередного внимания. Их поведение выглядело довольно странным и по всем признакам напоминало поведение людей, пытающихся избежать слежки.

26 мая прошлого года Хусейн встретился с Рахманом и Али, после чего все трое отправились в популярный кафетерий в Смол-Хите - одном из шумных мусульманских районов Бирмингема. Детективы увидели, как те отключили свои мобильные телефоны и отложили их подальше.

Другой раз было замечено, как Хусейн прячет свой телефон под дерево на некотором удалении от того места, где он сидел и вел разговор.

В начале августа трое ключевых подозреваемых собрались в Бирмингеме. Они отправились кататься по озеру на лодке, а перед этим снова спрятали свои мобильные телефоны.

На суде Рахман рассказал, что с 2015 года с ним периодически вступал в контакт сотрудник МИ-5, представлявшийся как Роб, который предпринимал неоднократные попытки завербовать его в качестве информатора.

По его словам, Служба безопасности интересовалась Али и Хусейном, и ему даже было передано 200 фунтов в качестве аванса за будущее сотрудничество. Независимо от этого, к Али также искали подходы сотрудники спецслужб, но безуспешно.

Рахман утверждал, что телефоны откладывались в сторону всякий раз, когда он намеревался обсудить это "назойливое внимание" спецслужб со своими товарищами.

Обвинители заявили, что это всё полная чепуха. Это было ни чем иным как попыткой помешать следователям выяснить, о чем шли разговоры на самом деле: о выработке плана террористического нападения, что совершенно недвусмысленно явствовало - как было сказано на суде - из аккаунтов подозреваемых в социальных сетях.

Присяжные услышали, как снова и снова подсудимые публиковали на своих страницах записи о проявлениях жестокости в мусульманском мире и о ненависти по отношению к Западу. Они выражали восхищение теми, кто, как они считали, отдал свои жизни во имя Аллаха на полях сражений в дальних странах.

Навид Али постил сообщения, исполненные ненависти в адрес евреев и христиан, было сказано на суде.

На следующий день после смертоносной атаки на грузовике во французской Ницце в июле 2016 года Хусейн призвал остальных приготовиться "к полномасштабной войне с Европой".

Азиз, который до сих пор не принимал участия в этих встречах, предположительно посвященных планированию будущего нападения, публиковал в соцсетях комментарии о том, что полицейские, работающие под прикрытием, "должны сгореть в адском пламени".

Время от времени заговорщики отпускали шутки по поводу своих недостаточных познаний. Али сравнивали с одним из бестолковых экстремистов из фильма "Четыре льва" - мрачной сатиры на исламский терроризм.

Затем, 11 августа, Хусейн отправил сообщение Али, проинструктировав его: "Создай новую группу... Ты, я и Мохиб, всё".

Их зашифрованный чат в приложении "Телеграм" назывался "Группа Три мушкетера", а в качестве аватара использовалась картинка из одноименного диснеевского мультфильма 1993 года.

Беседы между "мушкетерами" стали более серьезными. Они разговаривали о видениях рая, а также о необходимости смыть грехи и о том, как мало они для этого делают, в то время как другие "приносят жертву".

В середине августа 2016-го тройка исламистов условилась совершить ночную поездку в гости к Рахману в его дом в Стоуке. Он отправил сообщение двум другим "мушкетерам", сказав, чтобы они не брали с собой телефонов, а вместо этого использовали трубки с предоплаченным тарифом, приобретенные на онлайн-барахолке eBay.

Хусейн отправил сообщение Али, предложив перейти в зашифрованный режим. На вопрос в суде, зачем ему это понадобилось, он сказал, что они планировали обсудить покупку билетов на поезд. У обоих джихадистов были собственные автомобили, но они оставили их дома.

Прибыв в Стоук, они около часу пополуночи позвонили Тахиру Азизу. Как они заявили на суде - чтобы отменить встречу, где якобы собирались посмотреть его холодильник. Сторона обвинения заявила, что это было принятое поздним вечером решение включить его в план и договориться о встрече на следующий день.

Вскоре после этого, как следует из собранных улик, "мушкетеры" искали в интернете документальный фильм о провалившемся замысле исламских радикалов взрывать гражданские авиалайнеры при помощи жидких бомб.

На следующий день вся четверка собралась в парке - но за ними уже пристально наблюдали. Али регулярно озирался по сторонам и откидывался назад, словно бы пытаясь обнаружить слежку.

Единственное сообщение, отправленное Рахманом остальным "мушкетерам", - три дня спустя и за два дня до ареста - прекрасно иллюстрировало, по словам прокуроров, состояние умов всей четверки.

"Я чувствую себя таким виноватым, - написал он остальным заговорщикам. - Я не могу принести никакой жертвы, даже такой маленькой как моя [игровая приставка] PS4".

Он отправил своим товарищам видеоклип, в котором радикальный проповедник рассуждал о позоре тех, кто не ведет джихад.

"Что мы делаем, брат? Сидим тут, работаем и это всё, - написал он дальше. - Ничего не происходит, мы только болтаем. Мы должны что-то сделать".

Никто, кроме самих подсудимых, не знает, что происходило дальше. Согласно данным обвинения, в какой-то момент в последних числах августа 2016 года "мушкетеры" окончательно определились с выбором оружия, но, вероятно, еще не с целью нападения.

Азиз положил меч в свою машину в Стоуке, а Али запрятал пакет с оружием под сиденье машины в Бирмингеме.

Однако никто не видел, как они это делали.

В действительности никто из команды, следившей за четверкой исламистов, не видел прежде разноцветного пакета с логотипом JD Sports, в который было сложено оружие. Детективы нашли записи камер видеонаблюдения, на которых видно, как Хусейн заходит в спортивный магазин, - но того, как он выходит оттуда именно с этим пакетом, на записях нет.

На протяжении всего процесса адвокат Навида Али Стивен Камлиш напирал на то, что, по его словам, представляло собой принципиальный пробел в доказательствах, связывающих подсудимых с оружием.

И поскольку у обвинения нет ничего, что связывало бы арестованных с найденным оружием, продолжал адвокат, то становится совершенно ясно, что в точности произошло: улики подозреваемым были подброшены.

У Винсента, по утверждению адвоката, был запас времени, чтобы разместить улики в автомобиле в Hero Couriers - и предостаточно времени для того, чтобы скорректировать собственные записи. Стивен Камлиш неоднократно говорил присяжным, что полевой журнал офицера МИ-5 якобы выглядел так, будто он был заполнен одной ручкой и в один присест.

Один из работавших под прикрытием офицеров МИ-5 Энди, вышедший в отставку после завершения операции, но до начала суда, написал слова поддержки Винсенту.

"Ты имеешь власть над своим разумом - но не над событиями, - написал он. - Осознай это, и ты обретешь силу. Марк Аврелий".

Винсент ответил: "Впрочем, Марк А. отдал бы этих **** [ругательство] на корм львам, дружище".

Он давал показания перед судом в течение двух недель - это поразительно долго. Его неоднократно перебивали: адвокат Камлиш требовал раскрытия все новых подробностей о предыдущем опыте Винсента и о его коммуникациях с остальными.

Его все больше злило то, что ему приходилось слышать в свой адрес обвинения в коррумпированности.

Однако, когда дело дошло до решающего момента, Навид Али отказался выходить к свидетельской трибуне и давать показания в собственную защиту.

А кроме того, была еще одна критически важная улика.

Внутри пакета с оружием находился моток скотча, который использовался для того, чтобы прикрепить магазин к бутафорскому пистолету.

Этот скотч во время судебного процесса был отправлен на повторную ДНК-экспертизу, и криминалисты установили частичное совпадение обнаруженных на нем следов с Хобейбом Хусейном и еще одного отпечатка - с ДНК его сестры.

Этот моток скотча, по данным следствия, по всей видимости был принесен из дома Хусейна.

Как заявил представитель обвинения присяжным, это служит явным свидетельством того, что Хусейн сыграл ключевую роль в сборке оружия. Он проходил курсы по изготовлению взрывных устройств и знал, как сделать бомбу, найденную в машине.

Этот преступный сговор, известный среди полицейских под кодовым обозначением Операция "Взвешивание", вошел в число 18 готовившихся терактов, которые удалось предотвратить в Британии за последние четыре года.

Как и большинство остальных, он замышлялся узкой группой близких друзей-единомышленников, которые подначивали друг друга на то, чтобы раздобыть самое примитивное оружие и затем посмотреть, на что они сами способны.

Однако потребовалось осуществить чрезвычайно хитроумную операцию, включающую фальшивую фирму-прикрытие и продвинутый анализ ДНК, чтобы убедить суд присяжных в том, что Навид Али и его друзья были не просто невинными парнями, мающимися от безделья, а джихадистами, способными совершить реальное насилие на улицах Британии.

Видео

Две туристки из Санкт-Петербурга погибли при взрыве на складе боеприпасов в Абхазии.
Совет Безопасности ООН должен выполнить свои обязательства по сохранению мира и безопасности и остановить з
ФСБ России опубликовала оперативную съёмку задержания подозреваемых, которые планировали организовать терак